24 Января

«В 2024 году Путин уйдет с вероятностью в 100%. А до этого будет президентом — при любом рейтинге»

Политпрогноз от Леонида Радзиховского. Часть 1

О своих ожиданиях от российской политической повестки на ближайшие месяцы (а где-то и годы) журналист Леонид Радзиховский рассказал изданию «Реальное время».

«Путин в любую секунду может сбросить правительство, которое никому особо не нужно и никого не представляет»

— Леонид Александрович, насколько серьезно можно оценивать недавно обнародованный «Левада-центром» рейтинг доверия правительству России? Кабинету министров Медведева, напомню, не доверяют 53 процента опрошенных.

— Я не знаю, какие цифры в таких рейтингах в Европе, но, думаю, приблизительно такие же. Это значит, что рейтинги доверия для правительства достаточно приемлемые. Но главное вовсе не это — ну не доверяют, ну и что? Те же важные для власти выборы в Думу, как вы знаете, будут только в 2021 году, да разве их можно будет назвать выборами? И Россия — страна не парламентская, а президентская, но что еще важнее: Россия — страна не парламентская и не президентская. Россия — это государство полицейское. Я не вкладываю в понятие «полицейское государство» никакой оценки — ни негативной, ни позитивной — это просто констатация того факта, что управляет страной административная машина, но в той части, в которой она сталкивается с людьми, она становится полицейской машиной, машиной для контроля за порядком.

Поэтому высокий рейтинг у правительства или низкий, неважно, — оно, правительство, от него не зависит. Я не помню, какой был рейтинг к середине нулевых у правительства Касьянова, но Путин щелкнул пальцами и Касьянов слетел, и на его место был назначен Фрадков. Притом назначен со словами «Я хочу назначить премьером человека, которого вы все прекрасно знаете… Фрадкова Михаила Ефимовича». Фрадкова вообще никто не знал! На правительство рейтинг никак не влияет — он влияет на настроения людей, но больше ни о чем не говорит.

— Рейтинг Путина снижается — для правительства и для премьера Медведева в этом тоже нет никаких опасностей?

— Путин, как я сказал, может в любую секунду сбросить это несчастное правительство, которое никому особо не нужно и никого не представляет. За правительством даже никакой политической партии нет: хотя Медведев почему-то считается председателем партии «Единая Россия», но это имеет к ней такое же отношение, какое имеют к ней члены этой партии. Потому что это не партия, а случайное собрание случайных чиновников, которым зачем-то раздали бумажки под названием партбилеты.
 

Если же рейтинг Путина будет стремительно снижаться, и Путин даже начнет творить глупость за глупостью, никакой, даже катастрофически падающий, рейтинг для него тоже не будет важен, поскольку ни одного легитимного способа снять Путина не существует. Выборы президента будут только в 2024 году, а в 2024 году Путин уйдет со 100-процентной вероятностью. А до этого времени он будет президентом при любом рейтинге. Но психологически для Путина, как для человека, который привык, что его любят, что на него слюной капают, низкий рейтинг — это крайне неприятная и болезненная вещь, и в этой ситуации, сбрасывая балласт с тонущего корабля, он действительно может выкинуть это неумное правительство. Но на данный момент рейтинг президента катастрофически не снижается — он немножко упал, но держится, и если Путин не предпримет совсем уж безумных шагов — скажем, отдаст Курильские острова японцам, его рейтинг будет плавно снижаться в той мере, в какой снижается уровень потребления у людей. Но главное в том, что юридически рейтинги в России — что президента, что премьера — не имеют никакого значения. Ельцина второго срока ненавидела вся страна, ну и что — правил себе, лежа в больнице.

Холуи, из которых Зорькин в данном случае самый первый, стараются выслужиться и показать, насколько они на все готовы, — они ведут себя как та ткачиха, которая в 2007 году вышла на трибуну и стала визжать: «Куда ж мы без тебя, родимый ты наш Владимир Владимирович? На кого ж ты нас оставляешь? Вы же умные — придумайте что-нибудь в Конституции, чтобы Путин остался». Зорькин и другие могут писать, болтать и лизать, сколько их душе угодно, но Путин в 2024 году уйдет — ни в какой не Госсовет, никаким не лидером какой-то партии. И сделает он это по простой причине — любой, кто наблюдает за Владимиром Владимировичем, понимает, что он уже не может физически и психологически полноценно исполнять свои обязанности: Путину уже абсолютно нечего сказать людям, у него нет никаких проектов по развитию страны, он не видит никакого просвета в конце коридора, он выдохся и сломался. Доказать, конечно, я этого не могу — высказываю свою субъективную точку зрения.

«Если президент назначит преемника сейчас, он превратится даже не в «хромую утку», а в живой труп»

— Политологи Павловский и Соловей утверждают, что транзит власти уже начался.

— Эти люди всегда об этом говорят, и что? Можно ли считать их разговоры транзитом власти? По-моему, нет, потому что никакого реального транзита власти не существует. Что они имеют в виду под транзитом сейчас, я понять не могу. Вот в 1999 году было понятно, что такое транзит власти — Ельцин назначил Путина премьером и сказал, что он пойдет в президенты. А что сейчас подразумевается под «транизитом власти»? Может, что Путин перебирает возможных кандидатов в преемники? Возможно. Но я с Путиным, в отличие от этих политологов, не знаком, со мной он по поводу преемника не советуется.

Я могу сказать только следующее: формально транзит произойдет по ельцинскому сценарию за несколько месяцев до ухода Путина. Почему именно за несколько месяцев? Потому что если Путин назначит себе преемника сейчас, как та же Меркель, которая уже определила преемницу и та уже возглавила партию, то Путин превратится в таком случае даже не в «хромую утку», а в живой труп. Почему? Потому что в России другая система власти, и все завязано на президента, а если объявлен преемник президента, то все начнут метаться от президента к преемнику и думать, как к нему привязаться, как на него перевести все потоки и назначения. То есть начнется не транзит власти, а ее обвал, а это совершенно разные механизмы. Поэтому с точки зрения элементарной управляемости у Путина других вариантов нет — он должен править до последнего, и за несколько месяцев, как черт из табакерки, должен вылететь относительно неожиданный преемник. Иначе, повторюсь, будет двоевластие. Но это не двоевластие времен «Медведев — Путин», а двоевластие при максимально ослабевшем Путине, при быстро восходящем преемнике, двоевластие, где все крысы бегают с одного борта на другой. Такое двоевластие в течение нескольких лет может окончательно перевернуть корабль.

Таким образом, транзит власти вполне может быть сейчас в голове у Путина, но не может быть внешне.

— Что сейчас, по-вашему, происходит в нашей элите, для которой времена на дворе непростые? Сильно она нервничает?

— Сказать, насколько психологически дискомфортно они себя чувствуют, мне трудно — Путину они подчиняются автоматически, без обсуждения — как чиновники, так и бизнесмены, и это факт. Путина и чиновники, и бизнесмены ненавидят — это тоже факт, потому что из-за него они терпят огромные неудобства и убытки. Потерянные деньги, конечно, можно компенсировать, но неудобства никак не компенсируешь: в силу желания «левой ноги» Путина они вдруг из уважаемых членов международной элиты превратились в международных изгоев. И как они после этого будут относиться к Путину? Конечно, с ненавистью. Но ненависть эту они высказать или проявить никак не могут, потому что это смерти подобно, соответственно, остается подчиняться. Вспомните — когда арестовали Ходорковского, Путин пришел на заседание Российского союза промышленников и предпринимателей. Там по-разному относились к Ходорковскому, многие его терпеть не могли, считали выскочкой, слишком наглым и опасным, но это был для них сильнейший удар, поскольку он был серьезный бизнесмен. И в чем же проявилась их корпоративная солидарность? В том, что они вскочили и долго, нудно аплодировали Путину. Никакой другой реакции эти люди выдать не в состоянии.

— Потому что Путин для них непотопляем?

— Есть категория бизнесменов, в которую входят Тимченко, Ротенберг, Ковальчук — эти люди без Путина просто не выживут: их вернут туда, где они были до Путина, и вернут быстро. Другая категория — это люди, которые будут прекрасно себя чувствовать без всякого Путина и вздохнут с облегчением после его ухода: это люди типа Потанина, Алекперова, Дерипаски и так далее. Ну а среди чиновников есть люди разные — долларовые миллиардеры, мультимиллионеры и просто миллионеры, и уход Путина для них никаких неприятностей не сулит, а приятности сулит. Поэтому большинство из них ждет ухода Путина — ну какой же дурак за две недели до освобождения побежит из тюрьмы? Чем ближе «освобождение», тем больше они будут «лизать», потому что слабеющий лев способен одной лапой раздавить многих из них.

«Системные репрессии власти не нужны, поэтому в наступившем году их не будет. Нужны небольшие инъекции страха»

— Возможно ли в 2019 году некое новое «закручивание гаек»? Да, вроде бы чиновники отклонили законодательные идеи сенатора Клишаса о суверенном интернете и о наказаниях за оскорбление власти, но не рано ли радоваться? Или все-таки новые запретительные и ужесточающие инициативы в 2019 году будут неуместны, поскольку население и так раздражено повышением НДС, тарифов и цен, пенсионной реформой?

— Я не думаю, что тут будут какие-то системные изменения. А точечные действия были, есть и будут — типа фантастического дела девчонок из «Нового величия», которое придумал ради карьеры один провокатор из МВД, или дела историка Дмитриева из Петрозаводска, которого ломают уже три года, «клея» ему то одно, то другое. Эти примеры — рассчитанные, а не просто самодеятельность на местах.

Расчет в том, что у людей должно быть понимание, что любого из них могут стереть в лагерную пыль — просто так и ни за что, а если и за что, так за то, что кто-то захотел еще одну звездочку на погонах. Эти случаи — важное условие выживания власти, поскольку они создают накачивание страхом — народ должен быть запуган, разобщен и покорно равнодушен, поэтому вколем ему инъекции страха. Такие инъекции в понимании власти не должны быть массовыми, не должны быть большими — они просто должны быть время от время, чтобы люди не смели поднять голову. А системные репрессии власти не нужны, поэтому и в наступившем году их не будет.

— Декриминализация 282-й статьи, ранее предусматривавшей уголовное наказание за репосты, может говорить о некоем серьезном смягчении политики властей?

— Человек, живущий в провинции, мне думается, «клал с прибором» на 282-ю статью — криминализирована она или декриминализирована: он знает, что любой местный силовик по 282-й, по 388-й или по 599-й статье может его привлечь или уничтожить социально — разорить, обнулить. Те же, кто интересуется статьями, а это лишь малая часть населения — да, они облегченно вздохнут по поводу декриминализации 282-й статьи. Но если они люди разумные, то, вздохнув, еще раз подумают: «Да, статью-то декриминализировали, а дела-то продолжаются, а тот же Навальный никуда высунуться не может — ни на выборы, ни куда бы то ни было, а на этих самых выборах правдами и неправдами, подтасовками и неподтасовками победит тот, кто нужен власти». Поэтому если люди продвинутые, рыпаться, конечно же, можно, но добиться-то ничего нельзя.

«Россия — это отсталая страна с плохим по рабочим качествам населением. Поэтому ей нужен толстый загашник»

— Успокоятся ли люди в 2019 году по поводу громкого и малоприятного для них прошлогоднего решения о повышении пенсионного возраста?

— Не успокоятся. Понятно, что среди мужчин на пенсию в 60 лет мало кто выходил, да и женщина в 55 лет, если она здоровая, на пенсию не уходила. Но речь же идет о том, чтобы люди получали и зарплату, и пенсию, а теперь их прибавки в виде пенсии лишили — и что им, радоваться или забыть? Но как это все забудешь, если цены растут, а доходы упали? Теперь это постоянно раздражающий фактор, и Путин этим решением зачеркнул половину своей популярности.

— Вам понятно, чья это была идея? Кудрина? Или все-таки самого Путина?

— Кудрин или Мудрин могут давать любые советы, но решение принимают не они. Пенсионная реформа — это чисто путинская политика. Но перед нами по-прежнему общий тренд путинской экономической политики — «тише едешь, дальше будешь», а всякая болтовня про прорыв, про то, что Россия обгонит, догонит, перегонит — это все для разводки совсем уж глупых лохов. Никого Россия не догонит и никого она никогда не перегонит.

Россия — это отсталая страна с плохим по рабочим качествам населением, и поэтому этой стране нужен очень толстый загашник. Потому что мы всегда ходим по краю экономической катастрофы, и эта теория Кудрина блестяще подтвердилась два раза — в 1998 году, когда загашника не было, и в 2008 году, когда загашник был и обвала экономики население не почувствовало — Путин просто открыл закрома родины. Да, кризис заваливали деньгами и в Европе, но им для этого нужны были другие методы — понижение ставки налогов, понижение ставки рефинансирования и целый ряд других методов, а у нас всегда нужно накапливать золотовалютные резервы, что власти и делают до сих пор. Почему? Потому что они ждут не роста и не прорывов — они ждут кризиса. Ну и, кроме того, Путину нужны деньги для национальных проектов, хотя эти проекты нужны в первую очередь его ближайшему окружению типа Ротенберга, Тимченко и крупным бизнесменам. Но главное — накапливать, потому что будет кризис.

Окончание следует
 

Источник: Realnoevremya.ru

Похожие новости

ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
15 Февраля